1. Главная
  2. Новости
  3. Кто не дает издать единый учебник истории?

Кто не дает издать единый учебник истории?

Поделиться:

О содержании учебников по истории России президент в своём выступлении высказался довольно жёстко:
- С удивлением смотрю, что там написано. Как будто не про нас. Кто пишет, кто пропускает?! Удивительно. Всё что угодно там написано. И о втором фронте... только про Сталинградскую битву ничего не сказано. Даже не хочу комментировать...

Минпросвещения на критику отреа­гировало. Сразу начались проверки учебников истории. Но зачем на это тратить время, если уже давно можно было сделать один единый учебник истории, как это было в советское время? Его, конечно, можно критиковать. Тем не менее учебник был один, была общая концепция, по которой нас всех учили, и был дух патриотизма и понимания того, что происходило в нашей стране в определённые годы.
На вопросы по этой, волнующей многих россиян теме в студии "Первого русского" ответили эксперты.

Почему многолетние разговоры о необходимости единого учебника истории не дают никаких результатов?

Документалист и публицист Роман Газенко:
- Сначала я отвечу на риторический вопрос Владимира Путина о том, кто выпускает эти учебники. К примеру, относительно учебника Олега Волобуева "История России и мира" для 11-го класса. Самую серьёзную критику вызвало утверждение автора, что государственный переворот в Киеве в 2014 году - это революция. Помимо этого, в учебнике Сталинградской битве посвящена всего одна строчка.
Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко потребовала тогда провести ревизию этого учебника. Выяснилось, что пособие было согласовано в Министерстве образования и получило его  рекомендацию. Вот вам и ответ на вопрос, кто всё это пропускает. Мы понимаем, сколько стоит такой учебник. Тиражи его миллионные, и за них идёт битва.
Главная проблема состоит в том, что учебников много, и каждый руководитель учебного заведения имеет право выбирать из них на основании своих предпоч­тений. А потом мы чему-то удивляемся.
Как оцениваете разно­образие учебников истории в нашем образовательном поле?

Николай Сычёв, учитель истории и обществознания гимназии святителя Василия Великого: 
- С вопросом необходимости создания единого учебника истории я столк­нулся ещё в то время, когда сам учился в старших классах и принимал участие в олимпиадах, в т.ч. и в заключительном этапе Всероссийской олимпиады по истории. Сопровождавшие нас учителя обсуждали эту идею.
Насколько я знаю, с 2016 года у нас в рамках единой концепции существуют три основных учебника, которые выпускают издательства: "Просвещение", "Дрофа" и "Русское слово". Естественно, многие события русской истории в них излагаются по-разному.
Я, как педагог, непосредственно работающий с этими учебниками, хочу сделать несколько замечаний. Во-первых, в этих учебниках изложено огромное количество информации, которую дети просто не могут в своём возрасте воспринять. Есть серь­ёзный вопрос и по структуре пособий. Например, параграфы по царствованию Екатерины II, внутренней политике, реформам расположены в таком хаотичном порядке, что дети просто не могут понять, что из чего вытекает: почему та или иная реформа была проведена, почему Жалованная грамота дворянству появилась и т.д. И такие проблемы существуют, несмотря на единую концепцию.

Учредитель телеканала "Царьград" Константин Малофеев:
- Мы не можем с прохладцей относиться к истории прошлого, потому что воспитываем уважение к нашей истории и любовь к отеческим гробам у подрастающего поколения. А если мы не воспитываем, то потом не надо ссылаться на TikTok, потому что это означает, что у них в голове нет никакой любви, потому что им объяснили, что в XIX веке был хороший Герцен с хорошими декабристами, и они обходились с Николаем I , Бенкендорфом или Александром II вот эдак. Мы холодно, по-исторически рассматриваем, не раздавая оценок. Но так нельзя. А как же ты потом будешь им объяснять, что тогда были холодные, объективные характеристики, а сейчас у нас есть любовь к Отечеству, а против неё - западная пропаганда?

Роман Газенко: 
- Дело ещё в том, какую историю изу­чать. Проблема шельмования русской истории появилась не вчера. У того же Карамзина мы читаем фейки об Иване Грозном, в которые верят процентов 90 наших современников. К примеру, что царь лил кровь подданных почём зря. Но многое из того, что Карамзин писал в своей "Истории государства Российского" о правлении Ивана Грозного - выдумки противников русского царя.
Или картина Ивана Репина, которая висит в Третьяковской галерее. Все её называют "Иван Грозный убивает своего сына". А настоящее название полотна - "Иван Грозный и его сын Иван". И ни слова про убийство. Однако трактовали картину иначе, за что можно сказать спасибо фантас­ту Карамзину, у которого были свои причины шельмовать величайшего из правителей своего времени Ивана Грозного.
Существует такая тенденция: либеральный слой общества, изначально антинациональный, закладывает в наше культурное ядро ненависть к собственной истории. Ни одна другая страна в мире этого не делает. Что происходит с подростком, если ему рассказывать о том, что предки были бандиты, убийцы, психопаты и т.д.? Он станет девиантным. А это, как минимум, провоцирует невроз. Так вот в это невротическое состояние опускают весь наш народ, и прямо сейчас - в тот самый момент, когда, наоборот, надо сплачиваться.

В чём всё-таки причина, что до сих пор нет единого учебника истории? Что мешает?

Николай Сычёв: 
- На мой взгляд, корни проблемы надо искать в 90-х годах, когда систему образования, сложившуюся в Советском Союзе, начали методично разрушать. Тогда и появилось очень много учебников истории в разных редакциях. В принципе, такая же ситуация была и в исторической науке, то есть появилось множество авторов, которые свободно печатались, их работы никем не рецензировались, но допускались до широких масс. И сегодня мы пожинаем плоды того времени. 
Сейчас у нас появляется некая концепция. Конечно, можно много спорить о её чёткости, о её эффективности, тем не менее она существует. Это так называемый единый историко-культурный стандарт, в котором сформулированы основные темы для изучения истории России в школах и составлен перечень примерных трудных вопросов истории страны.

 Насколько всё зависит от учителя? Может ли он немного в сторону отойти или должен строго идти по той программе, которую ему навязывают?

Николай Сычёв: 
- На самом деле,- здесь очень многое зависит от учителя. Я думаю, что он имеет право, если он не согласен, если у него своя концепция сформулирована и если он может её чётко изложить, то может по ней, так скажем, преподавать и ориентировать детей именно на неё.

Когда мы увидим единый учебник истории?

Роман Газенко:
 - Когда в Конституции появится определение идеологии государства, то есть цели, куда мы идём. Пока линия Сталинграда проходит по семьям, и очень правильно было сказано, что сейчас ответственность на нас, родителях. Надежды на то, что быстро учебники поменяют, нет, потому что уже не первое десятилетие, в том числе и президент, говорят о том, что нужен единый учебник истории.

вверх
×